Страница 16 из 81



Любовь-привязанность к родине

Есть на свете предметы, которые можно воспринять только глазом. Есть такие предметы, которые доступны только уху и слуху. Подобно этому есть такие предметы, которые могут быть восприняты, пережиты и приобретены только любовью. К таким предметам принадлежит и родина. С человеком, у которого нет реального, живого опыта в этой сфере, который никогда не ощущал сердцем, что есть для него родина, трудно было бы даже беседовать на тему.

По-видимому, люди приобретают этот патриотический опыт без всяких поисков и исследований: он приходит как бы сам собой. Люди интенсивно, естественно и незаметно привыкают к окружающей их среде, к природе, к соседям и культуре своей страны, к быту своего народа.

Иногда любовь к родине живет в душе в виде неразумной, предметно неопределенной склонности, которая то совсем замирает и теряет свою силу, пока нет надлежащего раздражения (в мирные времена, в эпохи спокойного быта), то вспыхивает слепою и противоразумною страстью, пожаром проснувшегося, испуганного и ожесточившегося инстинкта, способного заглушить в душе и голос совести, и чувство меры и справедливости, и даже требования элементарного смысла. Тогда патриотизм оказывается слепым аффектом, который разделяет участь всех слепых и духовно непросветленных аффектов. И тогда оказывается, что в сердце человека живет не любовь к родине, а странная и опасная смесь из воинственного шовинизма и тупого национального самомнения. Из такой атмосферы, подкрепленной часто коммерческими интересами (сбыт товаров) и возникает нередко та форма национализма, которая решительно не желает считаться ни с правами, ни с достоинствами других народов и всегда готова возвеличивать пороки своего собственного. Люди, болеющие таким патриотизмом, не знают и не постигают ни того, что они любят, ни того, за что они это любят.

Сейчас пришло время, когда человечество особенно нуждается в духовно осмысленном и христиански облагороженном патриотизме, который совмещал бы любовь и жертвенность с мудрым трезвением и чувством меры, – ибо только такой патриотизм сумеет разрешить целый ряд соответственных проблем, стоящих перед современным человечеством.

Любовь к родине у людей сложна и, по строению своему, многоразлична. Она захватывает и сознание человека, и бессознательную глубину души: одному говорит природа или искусство родной страны; другому – религиозная вера его народа; третьему – стихия национальной нравственности; четвертому – величие государственных судеб родного народа; пятому – энергия его благородной воли; шестому – свобода и глубина его мысли и т.д. Так у Тютчева:

Эти бедные селенья,
Эта скудная природа –
Край родной долготерпенья,
Край ты русского народа!
Не поймет и не заметит
Гордый взор иноплеменный,
Что сквозит и тайно светит
В наготе твоей смиренной.
Удрученный ношей крестной,
Всю тебя, земля родная,
В рабском виде Царь Небесный
Исходил, благословляя.

Есть патриотизм уходящий к проблемам всенародного размаха и глубины. Так у Лермонтова:

Люблю отчизну я, но странною любовью,
Не победит ее рассудок мой!
Ни слава, купленная кровью,
Ни полный гордого доверия покой,
Ни темной старины заветные преданья –
Не шевелят во мне отрадного мечтанья.
Но я люблю, за что, не знаю сам –
Ее полей холодное молчанье,
Ее лесов дремучих колыханье,
Разливы рек ее, подобные морям;
Проселочным путем люблю скакать в телеге
И, взором медленно пронзая ночи тень,
Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,
Дрожащие огни печальных деревень…

Патриотизм может жить и будет жить лишь в той душе, для которой есть на земле нечто священное; которая живым опытом испытала объективное и безусловное достоинство этого священного – и узнала его в святынях своего народа. Такой человек реально знает, что любимое им есть нечто прекрасное перед лицом Божьим. Что оно живет в душе его народа и творится в ней, и огонь любви загорается в таком человеке от одного простого, но подлинного касания к этому прекрасному. Найти родину – значит реально испытать это касание и унести в душе загоревшийся огонь этого чувства;

Иван Ильин «Путь духовного обновления»

Земная премудрость о восьми ступенях любви. Содержание.
Введение
Светоаурическая система
Первая ступень любви. Физический Эрос
Сексуальный импульс или физическое влечение
Вожделение
Эрос в русской и французской литературе
Вторая ступень любви. Эротико-романтическая дружба. Эррде
Эротика и дружба
Любовь-игра. Значение новизны и разнообразия переживаний
Эмоциональная симпатия, впечатление, волнение
Удивление, порыв к любви, всплеск чувств
Третья ступень любви. Любовь-привязанность. Сторге
Привязанность
Ценность личности, ответственность
Любовь-привязанность к родине
Любовь-привязанность к живой природе
От привязанности к расширению своего "я" в другом
Четвертая ступень любви. Этическая душевная дружба. Этос
Этическая фома эроса. Расширение своего "я"
Утверждение бытия человека, добродетель
Сдвоение "я"
Пятая ступень любви
Страстная влюбленность
Этапы и качества влюбленности. Первый этап
Второй этап. Идеализация любимого. Поэтизация жизни
Третий этап. Взаимоотражение. Приобщение к вечности
Соединение двоих в единую индивидуальность
Шестая ступень любви. Филия-идиллия. Любовь-супружественная
Взаимоотражение любящих в любви супружественной
Рождение из двух "я" одного "мы". Взаимная самоотдача
Соощущение в нежности. Внутреннее приближение к другому "я"
Продолжение пути к любви в браке
Об энергетических слияниях родственных душ
Любовь супружественная на небесах
Седьмая ступень любви. Любовь-сострадание. Каритас
Любовь - дающая
Каритас желает сохранения личности в вечности
Каритас - любовь-дарение и благодарение
Любовь по-русски
Каритас - алхимический процесс трансформации личности
Каритас способствует приобретению духовных сил
Жертвенная любовь - Закон Бога и Космоса
Восьмая ступень любви. Духовная любовь - агапе.
Духовная любовь включает в себя 1-ю ступень любви.
Духовная любовь включает в себя 2-ю ступень любви.
Духовная любовь включает в себя 3-ю ступень любви.
Духовная любовь включает в себя 4-ю ступень любви.
Духовная любовь включает в себя 5-ю ступень любви.
Духовная любовь включает в себя 6-ю ступень любви.