Страница 24 из 96



Благо эгоиста и духовная любовь

Обычно, или нередко, «любовью» называют лишь одну из ее разновидностей, и притом наименее духовную. Эта низшая разновидность любви... сводится к инстинктивному наслаждению чужим присутствием... У человека духовно не развитого и беспомощного, «любовь» начинается там, где ему что-то «нравится», или где ему от чего-то «приятно», она протекает в плоскости бездуховного [«я кайфую»] и стремится к максимальному внутреннему и внешнему наслаждению. Эта бездуховная любовь чаще всего отвращена от [сердца] и разума и обращена к... чувственному ощущению... Это «благо» может приковать к себе душу не силою своего духовного... совершенства, а силою своего услаждающего блаженства... Это может породить практику и теорию морального наслажденчества («гедонизма»), искажающего и силу очевидности, и миросозерцание, и основы личного характера.

Услаждающийся «гедонист» ценит в опыте не объективную верность и точность, а соответствие своим субъективным настроениям и выросшим из них фантазиям... Состояние умиленности и растворенности [наслаждениями] не только не включает в себя волю, но отводит ее как начало, с одной стороны, ненужное, а с другой стороны, напрягающее... мешающее растворению в [чувственности]... Гедонистическое умиление, охватывая душу... вовлекает ее в некое безволие, выражающееся то в безразличии, то в прямой враждебности ко всем волевым порывам и заданиям. «Любовь», исповедуемая и проповедуемая моралистами... не укрепляет характер сосредоточением сил и выковыванием духовного центра личности, а постепенно ослабляет его; она не [усиливает] личный дух, а услаждает душу... неопределенностью... Безвольная любовь гедонистического моралиста есть скорее «настроение», легко уживающееся и с безвольностью, и с беспредметностью. В качестве безвольного настроения эта любовь сентиментальна; а в качестве беспредметного настроения эта любовь - бесцельна, она не несет в себе ни духовного задания, ни духовной ответственности. Это есть чувствование, насыщающееся собою... Это есть сладостная самоценность или самоценное наслаждение...

«Любовь» сентиментального моралиста не уводит его душу от [собственного эгоизма] и не освобождает ее от ответственного бремени и личных пределов, но, наоборот, - закрепляет их. Сентиментальный человек не уходит в то, что любит, и не отождествляется с любимым, не забывает себя. Поэтому он и не [созидает] любимого, ... не творит его, ибо для этого необходимо переложить целевой центр своей жизни из себя - в него. Такой моралист центрирован эгоистически... Его лозунг выражается словами: предоставить других самим себе, а самому жить [в свое удовольствие]...

Сентиментальная [и эгоистическая] любовь не единит людей, а разъединяет их. В самом деле, если бы каждый человек, следуя правилу субъективистской морали, предоставил других самим себе, ... то возникло бы не братское единение, а распыление отвернувшихся друг от друга пассивных [сограждан].

[Услаждающийся «гедонист»] есть существо... подавленное непомерною, навязчивою... реальностью своего «тела» и его инстинктивных влечений. Часто эти влечения он переживает как направленные во внешний мир, как наступательные, нападающие; начиная от борьбы за... собственность, богатство и власть, и кончая агрессивностью полового инстинкта и его борьбою за обладание. Все это влечет к насилию, ... все это будит в человеке его «животные инстинкты».

* * *

[Малоразвитый] человек с его природой, его влечениями, способностями и [установками] настроен так, что легче всего ему дается удовлетворение потребностей и наслаждений; и труднее всего ему дается воля к духовному совершенству, усилия возводящие к совершенству и достижению его.

Человека тянет вниз, к наслаждениям, и особенно к чувственным наслаждениям; и редко влечет его вверх, к совершенному, к его увидению и созданию.

Путь вверх открывается человеку и дается ему, но дается в страдании и ... благодаря страданию. Ибо сущность страдания состоит прежде всего в том, что для человека [страдающего] оказывается закрытым или [неутешительным] путь вниз, к низшим наслаждениям.

Эта закрытость низшего пути не означает еще духовного достижения, но есть [одно из] первых и основных условий восхождения. Не всякое страдание, не всякого человека и не всегда возводит и одухотворяет, ибо здесь необходима некая верная направленность страдающей души и некоторое внутреннее умение. Но подлинно духовное движение и достижение вырастает из страдания, давнего или нового, кратко-глубокого или долго-длительного, забытого или незабвенного. К Богу восходит та часть, ... та сила души, которая не нашла себе наслаждения и успокоения в [низменном, бренном] земном…только та, которая не [укоренилась] в слишком человеческих удовлетворениях, которая не радовалась им, а страдала, и стыдилась, и ужасалась от их приближения. Страдание есть цена духовности и предел для животности; это есть грань беспечному наслажденчеству, увлекающему и совлекающему человека; это есть источник воли к духу, начало очищения и видения, основа характера и мудрости. Поэтому жизненная мудрость состоит не в бегстве от страдания как от мнимого зла, а в принятии его ... в использовании его и окрылении через него. Это принятие должно быть совершено не только для себя и за себя, но и для других.

Оно не означает, что человек будет нарочно мучить себя и близких, но оно означает, что человек преодолеет в себе страх перед страданием, перестанет видеть в нем [только отрицательное] и не будет стремиться прекратить его во что бы то ни стало. Мало того, он найдет в себе решимость и силу [пойти] на страдание себе и ближнему - в меру высшей духовной необходимости, заботясь об одном, чтобы это страдание [способствовало пробуждению] духовной любви в человеке. Ибо дух больше души, а страдание есть цена духовности... В самом деле, духовное начало в человеке есть источник и орудие божественного откровения, оно дает человеку нечто такое, из-за чего стоит жить, стоит воспитывать себя и других, нести страдания и поднимать бремена, в этом есть драгоценность, которою стоит жить и ради которой стоит умереть. Ею осмысливается и жизнь, и страдания, и смерть. Эта святыня больше личности, больше личной морали и личного наслаждения.

***

Обычная любовь любит земной состав индивидуального человека и не знает ничего, что можно было бы противопоставить ему, как высшее: отсюда чувственная и слащавая мораль, часто ставящая выше всего беспредметное умиление или беспринципную доброту...

Напротив, духовная любовь имеет власть отвернуться от «нравящегося» и «приятного».

[Одна из главных] функций духовной любви - «благожелательство»; это значит, что она всегда и во всем искренно желает не удовольствия, не наслаждения... и даже не отсутствия страданий, а духовного совершенства, даже тогда, когда его можно приобрести только ценою страданий… Следующая функция духовной любви - опытное и интуитивное восприятие другой личности, доводимое в его полноте до... отождествления [с любимым]...

[Наконец, духовная любовь] есть любовь к совершенству любимого или к любимому в его совершенстве; и эта любовь к совершенству любимого всегда остается сильнее, чем страх перед его возможным страданием.

... Любовь есть некая открытость души, но в открытую душу можетневозбранно вступить и то, что недостойно любви.

Любовь есть влечение и сила, но как часто влечение совлекает, а сила растрачивается впустую или внутренне разлагается в погоне за ложною целью...

Любовь есть принятие, но далеко не всякое приятное духовно приемлемо.

Любовь есть сочувствие, но все ли заслуживает его?

Любовь есть как бы некое умиленное пение из глубины, но глубина неодухотворенного инстинкта может умилиться на соблазн и петь от наслаждения [низменным].

Любовь есть способность к единению и отождествлению с любимым; но единение на низменном уровне истощает и постепенно угашает саму эту способность, ... [такое] отождествление может поглотить и извратить благодатность любви...

Иван Ильин

«Путь к очевидности»

Этическая формула 23

Одна из главных функций духовной любви - благожелательство: это значит, что она всегда и во всем искренно желает не удовольствия, не наслаждения и даже не отсутствия страданий, а духовного совершенства, даже тогда, когда его можно приобрести только ценою страданий.

Этика эроса
Элементарные понятия этики любви
Одухотворяйте физическую природу
Этико-психологические проблемы эротики
Половая потребность и жизненная энергия
Физическая близость и духовная гармония
Умеренность и прекрасное
Удовольствие, счастье и любовь
Половое влечение, нравственность и творчество
Этический смысл любви
Сексуальная этика и ценность личности
Дружба - это почва на которой растут семена любви
Дружба - этическая форма эроса
Дружба - встреча чувств
Высокий полет романтического эроса
Этические грани влюбленности
Полнота жизни в эросе брачной любви
Моральные качества эроса супружеской любви
Дарение любви - гарантия счастья
Желание счастья другой личности и самоотдача в любви
Любовь как йога
Любовь как религия
Любовь как метафизическая ценность
Благо эгоиста и духовная любовь
Эрос любви духовной
Этика и сублимация эроса
Любовь - ключ к космическому сознанию и бесконечному блаженству
Озарение Божественного Эроса и невыразимая радость жизни (девятая ступень любви)
Благо любимое вами от Него исходит… и Любовь никогда не перестает
Дополнения
Дополнение 1 Кто и зачем опошляет эрос
Дополнение 2 Информация к размышлению от знаменитого алхимика
Встреча с "зачарованными сексом" в астральном путешествии Роберта Монро
Дополнение 4 Наши поступки и торсионные поля
Дополнение 5 Опыт расширения сознания свидетельствует о моногамии
Дополнение 6. Какова космическая судьба сексоманов
Этика, философия и религия
Стандарт Христа и этика цивилизации
О земной цивилизации
Философские вопросы Мироздания
Синхронизируйтесь с ритмами дыхания планеты. Крайон
Держите в сердце ярчайшее солнце любви
Любовь - огонь в груди
Любовь и индивидуальный квантовый скачек
1. О текущем смысле жизни
2. О текущем смысле жизни
3. О текущем смысле жизни
Река бытия
Иисус Христос о своем учении и о смысле жизни
Нравственные задачи для нас